Header background image
Preloader desktop icon Preloader mobile icon
Історії війни: Діана Птіцина із Суворовки
19:12
18 вересня 2022 р.

Історії війни: Діана Птіцина із Суворовки

До Вашої уваги історія багатодітної ромської родини Діани Птіциної з Миколаївщини про пережиті жахіття війни (мовою оригіналу):

Меня зовут Диана Птицына, мне тридцать лет. У меня четверо детей – мальчик девяти лет, девочка семи лет, мальчик трех лет и девочка один годик. Сама я из Николаевской области, из маленького села Суворовка, это Новоодесский район. Когда началась война мы были дома с детьми, и в пол пятого передали по телевизору что началась война. Говорили, что где-то хорошо ударило, но мы думали, что до нас не дойдёт это. Потом уже и у нас было. Дома я была с детьми и невестка у нас гостевала. Я на второй день начала звонить мужу, он не верил до последнего что началась война. После он все-таки приехал домой и мы просто слышали информацию от родственников, что где-то очень стреляют, в основном под Николаевом. 

Очень много слухов потом шло, что русские ходят по селам и убивают атошников, а у меня муж атошник, и вот это мне было страшно. Когда в соседних сёлах разбивали колоны русских солдат, они бегали в разные стороны и прятались по селам. После и до нас дошли, в одну ночь мы услышали что что-то гудит очень долго. Мужчины с нашего села готовились к чему-то и когда кто-то перезвонил и сказал, что они уже тута и нужно срочно прятаться. У нас, естественно, не было дома погреба и мы убежали к моей свекрови с детками. Люди насчитали 1300 единиц техники ихних, они ехали и хотели полностью все окружить. Русские не доехали, потому что начали их бомбить сверху и мы это все слышали. 

После этого, когда наши их отбили, они начали кто куда бежать. Получается, когда от моего дома выходишь, то было видно, как они сделали окопы за трассой. Там стояло шесть танков, которых я сама своими глазами видела, это российские танки, которые повернули дуло на наше село. Нам позвонил староста села, мы тогда у свекрови седели в погребе и как бы это все летело, но слава Богу, оно пролетало в огород по бокам, но не там, где мы сидели. Потом было затишье и нам дали пять минут, если мы успеем за пять минут, потому что предупредили, что едут военные наши и там начнётся что-то страшное. Естественно, нам люди помогли с бензином, мы на мотоцикле, все кто мог, залезли и за пять минут уехали в соседнее село за семь километров. То село большое и военных там наших было больше.

Изаура: Сколько людей ехало на мотоцикле?

Диана: Одиннадцать человек – вся моя семья, брата жена с ребёнком и свекровь. Ехали куда-нибудь, лишь бы спастись. Мы «летели» как только можно было, потому что мы знали, что русские где-то по трассе могут быть. Мы думали, что будут в нас стрелять, мы за пять минут доехали, нас встретили солдаты наши украинские и они сразу поехали за нами. Мы приехали к своей двоюродной сестре в село Сухой Еланец. И вот в этот вечер начался ужас! Мы, когда вышли на улицу и смотрели в сторону нашего села, то там было просто красное небо! Все было очень слышно и трусилось все. Ну как бы русских там разбили, убили, побили, вот что-то такое было. 

Русские с другой стороны, когда вот эти 1300 единиц ихней техники ездили, они разбежались кто куда: и решили с другой стороны, от новой Одессы ехать в это село где мы прятались, но им люди говорили и давали не правильные координаты, и они попадали по овечьим фермам. Если бы им дали правильные данные, то нас уже не было. Меня бы не было уже несколько раз. В этом селе было очень тяжело жить, продукты давалось только для тех рабочих кто был на фермах. Многим людям, которые поприезжали к родственникам, не было возможности реально что-то достать покушать или продукты. 

Только тогда, когда русских разбили, начали волонтеры возить какие-то крупы. Много было нападений на это село где мы спрятались, покаместь их не перебили. Много убежали в Вознесенск, эти россияне. 

Мы пробыли в Сухом Еланце две недели, а когда начали разминировать наше село, мы вернулись домой и пробыли ровно неделю, но снова как ударило раз так, что у меня отлетела дверь в час ночи. Я за несколько секунд начала собираться, но муж кричал «куда я еду у нас нет загранпаспортов». Мне помогли женщины найти номера водителей автобусов, которые помогают эвакуировать украинских людей. 

Мне дали собраться два дня, двенадцатого числа я поехала утром в Николаев, и в пол девятого мы оттуда все выехали автобусом, кто-то в Одессу, а кто-то в Паланку. Там волонтеры нас встречали, помогали всем и одна волонтёрша сказала «не сидите и едьте дальше». Я за Румынию вообще ничего не знала. Не знала что за язык, но даже уже хотела просто ехать куда везут. Не хотела в Молдавии оставаться, потому что боялась, что в Приднестровье тоже может начаться. Нас бесплатно довезли до Бухареста, волонтеры нашли нам центр, в котором я сейчас живу с детьми. 

Изаура: Что самое тяжелое было в дороге? 

Диана: Одна в дороге с маленькими детьми, они очень были замученные, я так же: кормила грудью до такой степени, пока кровь с груди не шла. 

Изаура: Какой самый страшный момент был за месяц времени пока ты была дома?

Диана: Это первая ситуация, когда я пошла за помощью к соседям за продуктами. У них была ферма и они помогли молочком, яйцами, мясо дали. Моя свекровь сидела дома с детьми, а мне говорит «доця, ты как молодая пробежись». Я вышла, решила огородами чтоб было быстрее, и я не знаю откуда взялись эти самолеты над моей головой, очень большие и эти звуки… Когда я увидела, испугалась так, что меня так «трепало» и я упала на землю, я думала, что будут стрелять нас или травить, они пускали ужасный дым. Я все-таки встала и пошла дальше за продуктами и очень плакала. Только дохожу к соседке – и снова самолёт, и очень низко так летит, что некоторым людям затронуло крышу дома. Меня всю трусило, люди долго меня успокаивали, я поседела пока дошла домой.

На то время я думала, что это самое страшное, что может быть. Второй момент был такой: когда я шла в магазин за продуктами, начали пускать ракеты, я быстро забежала в чужой дом и сразу, как только закрыла дверь, то сразу попал в эту же дверь осколок. В этом доме было много женщин – и беременные, и даже с новорожденными детьми. Вот и я зашла в эту дверь, потому что она была открыта, и когда я ее закрыла, то между дверью зашёл осколок. Было также, что мне солдаты говорили «прячься», а я не понимаю что мне делать, у меня были истерики, я уже и умерать хотела, просто ложилась на землю и думала пусть будет что будет. 

Изаура: Сейчас есть ещё кто-то в твоём доме?

Диана: Мой дом пустой, нету ни окон, ни дверей, заросший травой, во двор упал снаряд уже. Муж, спустя полтора месяца, тоже приехал ко мне в Бухарест. 

Изаура: Что ты планируешь дальше делать?

Диана: Останусь в Бухаресте, пока не скажут, что можно вернутся и нет никакой опасности. Знаете, что я сделаю когда вернусь? Буду целовать землю! Потому что там родилась, выросла, родила своих детей. Это мне ближе, хотя я понимаю, что тут больше возможностей чем в селе. Но там моя родная земля. А сейчас для меня жизнь тут остановилась, мне кажется, что это как во сне, это нереально.

Автор: Ізаура Дріма, мережа EqualNet

Додати коментар

0 / 1500

Коментарі - 0

  • Немає доданих коментарів :(
Loader desktop icon Loader mobile icon